Copyright © 2011-2016 «nktr.forum2x2.ru Официальный форум жителей Жилого Комплекса «Эдельвейс — Комфорт» ("Никольско-Трубецкое") городского округа Балашиха Московской области»

Неужели это возможно сегодня? СУДЬЯ ДМИТРИЙ НОВИКОВ: «МЕНЯ ПЫТАЛИ, ЗАКРЫВАЯ В ЖЕЛЕЗНОМ ЯЩИКЕ!»

Предыдущая тема Следующая тема Перейти вниз

Неужели это возможно сегодня? СУДЬЯ ДМИТРИЙ НОВИКОВ: «МЕНЯ ПЫТАЛИ, ЗАКРЫВАЯ В ЖЕЛЕЗНОМ ЯЩИКЕ!»

Сообщение автор amalex в Вт 08 Ноя 2016, 23:53

Борь­ба с кор­руп­ци­ей, вы­ра­жа­ясь со­вре­мен­ным язы­ком, стала на­ци­о­наль­ным трен­дом. С трес­ком сни­ма­ют ми­ни­стров, са­жа­ют чи­нов­ни­ков, за­во­дят уго­лов­ные дела. На этом фоне особо ин­те­рес­но сле­дить за судь­ба­ми людей, ко­то­рые за­дол­го до «моды» на борь­бу с каз­но­крад­ством бро­са­ли вызов по­роч­ной си­сте­ме. Судья Дмит­рий НО­ВИ­КОВ в этом смыс­ле – че­ло­век уни­каль­ный. Его «за непо­ни­ма­ние» зад­ним чис­лом ли­ши­ли ста­ту­са, бро­си­ли в тюрь­му, пы­та­ли, об­ви­ня­ли в на­ру­ше­нии всего Уго­лов­но­го Ко­дек­са це­ли­ком, а затем… пол­но­стью вос­ста­но­ви­ли в пра­вах ре­ше­ни­я­ми Дис­ци­пли­нар­но­го Су­деб­но­го при­сут­ствия, Кон­сти­ту­ци­он­но­го и Вер­хов­но­го судов Рос­сии. Дру­гих по­доб­ных при­ме­ров в Рос­сий­ской Фе­де­ра­ции про­сто не было.

– Дмит­рий Вла­ди­ми­ро­вич, с чего все на­ча­лось?
– У меня в про­из­вод­стве на­хо­ди­лось дело, изоб­ли­ча­ю­щее де­я­тель­ность ряда вы­со­ко­по­став­лен­ных судей и со­труд­ни­ков пра­во­охра­ни­тель­ной си­сте­мы олим­пий­ско­го Сочи и Крас­но­дар­ско­го края, ко­то­рые в 2002 году ор­га­ни­зо­ва­ли кор­руп­ци­он­ную груп­пу с целью хи­ще­ния го­су­дар­ствен­ной соб­ствен­но­сти в особо круп­ных раз­ме­рах. Судьи на­зва­ли себя, чле­нов своих семей, дру­зей фер­ме­ра­ми и под этим пред­ло­гом по сво­е­му же ре­ше­нию по­лу­чи­ли в соб­ствен­ность 14 гек­та­ров земли в Крас­ной По­ляне якобы для ве­де­ния фер­мер­ско­го хо­зяй­ства. По­лу­чив го­су­дар­ствен­ную землю фак­ти­че­ски бес­плат­но и во­пре­ки моему аре­сту земли, они вско­ре про­да­ли ее го­су­дар­ству об­рат­но. Ин­те­рес­но, что гу­бер­на­тор Тка­чев за­пла­тил за эти земли даже боль­ше, чем за них из­на­чаль­но ис­пра­ши­ва­ли кор­руп­ци­о­не­ры! Гу­бер­на­то­ра Крас­но­дар­ско­го края не сму­тил даже арест, на­ло­жен­ный в ин­те­ре­сах го­су­дар­ства. По­че­му так то­ро­пи­лись пе­ре­чис­лить го­су­дар­ствен­ные день­ги бан­ди­там, во­прос к след­ствию. Но спо­соб­но ли оно рас­сле­до­вать дела силь­ных мира сего? Уве­ряю вас, что нет! Таким об­ра­зом, не вста­вая с су­дей­ских кре­сел, мои кол­ле­ги в сго­во­ре с ФСБ г. Сочи, про­ку­ра­ту­рой, по­хи­ти­ли го­си­му­ще­ства более чем на 100 мил­ли­о­нов дол­ла­ров. С того мо­мен­та, когда я в 2002 году вынес ре­ше­ние аре­сто­вать эти земли, а в 2006 году со­здал усло­вия для воз­вра­та их го­су­дар­ству, и на­ча­лись мои зло­клю­че­ния. Меня вы­звал пред­се­да­тель Хо­стин­ско­го рай­он­но­го суда Сочи и прямо ска­зал: «Тебе, Но­ви­ков, п…ц». Убе­дить сво­е­го пред­се­да­те­ля суда Бах­ме­тье­ва в том, что быть пред­се­да­те­лем суда и фер­ме­ром од­но­вре­мен­но, по­лу­чать зар­пла­ту от го­су­дар­ства и день­ги за укра­ден­ную во­пре­ки моему аре­сту землю, невоз­мож­но. Нужно сде­лать выбор! Выбор был сде­лан. Ор­га­ни­зо­ва­на пре­ступ­ная де­я­тель­ность по моему уни­что­же­нию как судьи, чест­но­го граж­да­ни­на РФ и че­ло­ве­ка.

– Но как можно аре­сто­вать судью, ведь у вас непри­кос­но­вен­ность?
– Непри­кос­но­вен­но­сти кол­ле­ги ли­ши­ли меня зад­ним чис­лом. Несмот­ря на то, что в этом слу­чае под­ле­жа­ли бы от­мене все мои ре­ше­ния с 2006 года. А это дела и по че­чен­ским бо­е­ви­кам, уча­стии в неза­кон­ных во­ору­жен­ных фор­ми­ро­ва­ни­ях. По­лу­ча­ет­ся, эти пре­ступ­ни­ки были осуж­де­ны не су­дьей, а ка­ким-то му­жи­ком в ман­тии и долж­ны сроч­но выйти на сво­бо­ду. Пред­став­ля­е­те?! Ради своей при­бы­ли они дали тер­ро­ри­стам воз­мож­ность выйти на сво­бо­ду! В то время, когда опе­ра­тив­ни­ки УФСБ по Крас­но­дар­ско­му краю ле­те­ли меня аре­сто­вы­вать, они уже знали о том, что в тот день тайно, в ре­жи­ме аб­со­лют­ной сек­рет­но­сти, без вся­ко­го уве­дом­ле­ния меня лишат зва­ния судьи с одной лишь целью – при­ме­нить ко мне общий по­ря­док и за­ста­вить меня мол­чать сво­и­ми си­ла­ми. Я об этом узнал в мо­мент аре­ста, сидя на ла­воч­ке в скве­ре!

– Как про­хо­ди­ли ваши до­про­сы?
– Я давал по­ка­за­ния по пять, по шесть часов под­ряд. Сле­до­ва­тель пил чай, смот­рел в окно. Спу­стя несколь­ко часов моих по­ка­за­ний, чет­ких и очень по­дроб­ных, он по­во­ра­чи­вал­ся ко мне с улыб­кой и объ­яв­лял: «Но­ви­ков от от­ве­та укло­нил­ся, так и за­пи­шем». Ино­гда до­про­сы про­во­ди­лись во­об­ще без моего при­сут­ствия. Про­то­ко­лы под­пи­сы­вал неиз­вест­ный мне ад­во­кат. Но через неко­то­рое время им и это на­до­е­ло. Меня раз­де­ли до­го­ла, при­ве­ли в ка­би­нет. На­чаль­ник след­ствен­но­го от­де­ла, пол­ков­ник с трид­ца­ти­лет­ним ста­жем, весь такой якобы за­слу­жен­ный, с на­гра­да­ми, сна­ча­ла вел торг, про­сил при­знать ка­пель­ку вины и за­кон­чить все это по-ти­хо­му, в край­нем слу­чае по­си­деть пару лет, но не по­лу­чить за это 25. Я го­во­рю: «А можно меня не раз­де­вать до­го­ла, по­жа­луй­ста». Он от­ве­ча­ет: «Мы тебя не толь­ко раз­де­нем, мы тебя по­са­дим в вагон. Куда ты у нас хо­чешь по­ехать? В Моск­ву хо­чешь по­ехать, на нас жа­ло­вать­ся? Хо­чешь вы­сту­пить в Дис­ци­пли­нар­ном су­деб­ном при­сут­ствии или в Вер­хов­ном суде? На­чаль­ник след­ствен­но­го изо­ля­то­ра, по­са­ди­те Но­ви­ко­ва в вагон с зэ­ка­ми и сде­лай­те так, чтобы Но­ви­ко­ва всю до­ро­гу на­си­ло­ва­ли». Потом взял пачку до­ку­мен­тов со стола и начал меня ими бить по лицу, го­ло­ве. Кри­чал: «Тебя, козла, нужно по­ве­сить на пер­вом стол­бе. Ты забыл, что право – это есть воз­ве­ден­ная в закон воля гос­под­ству­ю­ще­го клас­са, а ты к нему не от­но­сишь­ся».

– Как от­кро­вен­но!
– Да уж! А когда я спра­ши­вал, в чем же я так про­ви­нил­ся, что меня надо по­ве­сить, разъ­яс­нил мне, что я мешаю су­дьям по­не­множ­ку «щи­пать» народ и за это же буду ими стро­го на­ка­зан. Стою я голый, оша­ра­шен­ный, а на­чаль­ник след­ствия дает мне бу­ма­ги, го­во­рит: «Ви­дишь, пред­се­да­тель суда, где ты ра­бо­тал, за­стре­лил­ся. Ви­ди­мо, тебя ждет такая же участь. Сде­ла­ем для этого все воз­мож­ное». Во­об­ще за время, что я про­вел в СИЗО, я на­учил­ся бо­роть­ся со стыд­ли­во­стью. Любое фор­маль­ное по­ло­же­ние о до­смот­ре за­клю­чен­но­го можно до­ве­сти до аб­сур­да, по­это­му меня раз­де­ва­ли в день до де­вя­ти раз. Го­во­ри­ли: «Ваша честь, ну какой се­год­ня вы нам по­ка­же­те стрип­тиз?» Го­лы­шом мня дер­жа­ли ча­са­ми в ка­ме­ре, пол­но­стью об­на­жен­ным за­став­ля­ли пи­сать за­ме­ча­ния к раз­лич­ным про­то­ко­лам, голым во­ди­ли по ко­ри­до­рам изо­ля­то­ра. По­доб­ная про­це­ду­ра на­зы­ва­лась за­ряд­кой, если было утро, а во все осталь­ное время суток – пла­но­вым или вне­пла­но­вым обыс­ком и до­смот­ром. Стоял го­лы­шом у стен­ки ча­са­ми, ждал, пока они осмат­ри­ва­ли мои вещи. Один раз ска­зал, что, если им так нра­вит­ся мой голый вид, могу во­об­ще не оде­вать­ся. – Ка­ко­ва была их ре­ак­ция? – После этого на­сту­пил новый этап – мы пе­ре­шли к вод­ным про­це­ду­рам. Меня за­во­ди­ли в бе­тон­ную кле­туш­ку – ду­ше­вую два на два метра раз­ме­ром – и вклю­ча­ли напор ле­дя­ной воды. Я вжи­мал­ся в угол, ску­ко­жи­вал­ся и ждал ино­гда по часу, ино­гда по два, когда все это за­кон­чит­ся. За­ка­лял­ся. Потом они узна­ли, что у меня клау­стро­фо­бия. Я ис­пы­ты­вал силь­ный дис­ком­форт в тес­ных за­мкну­тых про­стран­ствах, а ка­ме­ра кро­хот­ная, кро­вать на 30 сан­ти­мет­ров мень­ше моего роста, и я, ду­ра­чок, думая, что это будет учте­но, по­жа­ло­вал­ся на это док­то­ру. Какая же была ра­дость в след­ствен­ном от­де­ле! С тех пор, как я озву­чил эту ме­ди­цин­скую жа­ло­бу врачу, все мое время стало про­хо­дить ис­клю­чи­тель­но в ме­тал­ли­че­ских ящи­ках. Меня за­кры­ва­ли в ку­зо­ве кон­вой­ной ма­ши­ны, где я, даже со­гнув­шись, по­ме­щал­ся с тру­дом и не мог по­ше­ве­лить­ся, а дверь за­хло­пы­ва­лась за два сан­ти­мет­ра от моего носа. Они меня в нее за­во­ди­ли якобы для по­езд­ки ку­да-то, по­нят­но, что мы ни­ку­да не ехали. Вы­клю­ча­ли вен­ти­ля­цию, свет и дер­жа­ли так весь день. Потом го­во­ри­ли, что за­се­да­ние от­ло­же­но, и меня вы­во­ла­ки­ва­ли на воз­дух. Тем­пе­ра­ту­ра в Крас­но­да­ре до­хо­ди­ла тогда до плюс 55 гра­ду­сов. У меня неде­ля­ми шла кровь из ушей, по­сто­ян­но терял со­зна­ние.

– А жа­ло­вать­ся?
– Жа­ло­вать­ся на них я мог толь­ко им самим. По тому же са­мо­му прин­ци­пу дело про­тив меня вели судьи, ко­то­рых я же об­ви­нил в пре­ступ­ле­ни­ях. Вот к ка­ко­му они долж­ны были прий­ти ре­ше­нию? На самом деле луч­шим для них ре­ше­ни­ем была бы моя смерть. Но убить меня они сами не смог­ли или не ре­ши­лись. В иде­а­ле сде­лать это я дол­жен был сам. Но при этом я на­пи­сал более 2000 жалоб и об­ра­ще­ний. Все их на­пра­ви­ли для про­вер­ки тем же лицам, ко­то­рые участ­во­ва­ли в из­де­ва­тель­ствах надо мной. Потом меня пе­ре­ве­ли в ка­ме­ру к вору в за­коне. Сидим, смот­рим друг на друга. Он меня спра­ши­ва­ет: «Судья, ты по­ни­ма­ешь, что я дол­жен тебя здесь убить или по­ка­ле­чить? Мне еще по этапу идти, и если я этого не сде­лаю, то сам не вы­жи­ву. Де­лать это я не хочу, но если ты оста­нешь­ся в ка­ме­ре до утра, то при­дет­ся. Давай ду­мать, как нам обоим из­бе­жать ненуж­ных непри­ят­но­стей».

– При­ду­ма­ли?
– Да, он начал сту­чать в дверь и тре­бо­вать с кри­ком, чтобы меня убра­ли. Ве­че­ром меня пе­ре­ве­ли в дру­гую ка­ме­ру, ска­за­ли, что не знали, будто я судья, и слу­чай­но к ав­то­ри­те­ту по­са­ди­ли. Встре­чал­ся со мно­ги­ми хо­ро­ши­ми лю­дь­ми. Надо мной спал один па­ре­нек. Щуп­лый такой, а ока­за­лось, что он во­е­вал, за­слу­жил ка­кую-то ме­даль. По­са­дил его на три с по­ло­ви­ной года участ­ко­вый, ко­то­рый влю­бил­ся в его де­вуш­ку. Пока де­ли­ли кра­са­ви­цу, по­ли­цей­ский сфаб­ри­ко­вал на него дело о краже ре­зи­но­во­го ков­ри­ка у подъ­ез­да дет­ско­го сада. Нашел двух бом­жей-сви­де­те­лей и от­пра­вил кон­ку­рен­та за де­ви­чье серд­це в тюрь­му. Я по­смот­рел его дело – ли­по­вое. По­са­дил перед собой, за­ста­вил на­пи­сать нуж­ные за­яв­ле­ния. Через месяц его осво­бо­ди­ли. По­ме­ня­ли на­ка­за­ние на услов­ное. С этого мо­мен­та я при­об­рел по­пу­ляр­ность. Мно­гие ка­ме­ры про­си­ли, чтобы меня пе­ре­ве­ли к ним. А после того как я начал тайно по­мо­гать пи­сать жа­ло­бы над­зи­ра­те­лям по их лич­ным во­про­сам, в бла­го­дар­ность ночью мне в ка­ме­ру при­но­си­ли шаш­лык, жизнь стала на­по­ми­нать сюжет филь­ма «Побег из Шо­у­шен­ка». В по­след­ней ка­ме­ре, где я от­бы­вал свое за­то­че­ние, удо­сто­ил­ся пред­ло­же­ния стать смот­ря­щим «хаты». Тогда я, как удо­сто­ен­ный такой чести, от­ме­нил эту долж­ность и пре­кра­тил со­дру­же­ство с неиз­вест­ны­ми нам ка­ме­ра­ми. Потом общим го­ло­со­ва­ни­ем, а нас было около де­ся­ти че­ло­век, ре­ши­ли раз­го­ва­ри­вать ис­клю­чи­тель­но на рус­ском по­э­ти­че­ском языке. – Каким об­ра­зом такие люди, как ваш со­ка­мер­ник – герой че­чен­ской войны, во­об­ще по­па­да­ют в тюрь­му? – По­пасть в тюрь­му можно, не уго­див сле­до­ва­те­лю, про­ку­ро­ру, судье, и вни­кать в эту си­ту­а­цию никто не будет. За­ча­стую де­ла­ет­ся это для того, чтобы вы­ве­сти че­ло­ве­ка из жизни, чтобы он ко­му-то не мешал.

– Го­во­рят, что у судей есть свой план по­са­док, мол, за ты­ся­чу осуж­ден­ных – пре­мия мил­ли­он.
– Мил­ли­он не дадут, но все­об­щее одоб­ре­ние, по­хва­лу и при­зна­ние судья, ко­неч­но, по­лу­ча­ет. Это то, что не изу­ча­ет­ся в уни­вер­си­те­те, то, что было для меня от­кры­ти­ем, когда я при­шел на ра­бо­ту су­дьей. Есть такое по­ня­тие – ка­ра­тель­ная прак­ти­ка, так вот по­ка­за­те­ли этой прак­ти­ки в за­ви­си­мо­сти от той или иной со­ци­аль­но-по­ли­ти­че­ской си­ту­а­ции все­гда ме­ня­ют­ся. По­сту­па­ют со­ве­ты, ука­за­ния о необ­хо­ди­мо­сти уже­сто­че­ния на­ка­за­ния. И тогда на со­ве­ща­ни­ях ста­вят­ся в при­мер самые успеш­ные, самые ак­тив­ные судьи, ка­ра­тель­ная прак­ти­ка ко­то­рых со­став­ля­ет 100 про­цен­тов: обыч­но самые су­ро­вые судьи – жен­щи­ны. На их фоне дру­гие, ко­то­рые да­ва­ли на­ка­за­ния, не свя­зан­ные с ли­ше­ни­ем сво­бо­ды, под­вер­га­лись су­ро­вой кри­ти­ке вы­ше­сто­я­щих кол­лег. От­ме­на при­го­во­ра за мяг­ко­стью на­ка­за­ния – это очень се­рьез­ное на­ру­ше­ние. И, как часто нас пре­ду­пре­жда­ли, две-три такие от­ме­ны – и вы мо­же­те ли­шить­ся зва­ния судьи. Апри­о­ри счи­та­ет­ся – мол мяг­кое на­ка­за­ние судья может дать, толь­ко по­лу­чив за это взят­ку! Такая вот пре­зумп­ция ви­нов­но­сти. По­это­му лучше пе­ре­стра­хо­вать­ся: пусть на­ка­за­ние будет су­ро­вым, зато у судьи все будет хо­ро­шо. Кста­ти, если судья хочет ка­рьер­но­го роста, то от­сут­ствие су­ро­вых при­го­во­ров рас­це­ни­ва­ют как брак в ра­бо­те.

– Как вам уда­лось выйти на сво­бо­ду, от­ку­пи­лись?
– Как я могу от­ку­пить­ся от людей, ко­то­рые толь­ко при мне по­лу­чи­ли сто мил­ли­о­нов дол­ла­ров? Вер­хов­ный суд при­шёл к ре­ше­нию, что по­доб­ные дей­ствия в от­но­ше­нии меня за­кон­ны­ми не яв­ля­ют­ся. А во­об­ще – к нам в суд при­хо­дят мо­ло­дые судьи, ко­то­рые в по­ста­нов­ле­ни­ях пишут «чиво» вме­сто «чего». За чаем в при­ват­ной об­ста­нов­ке, рас­сла­бив­шись, они не раз за­да­ва­ли во­прос, как скоро ото­бьет­ся их долж­ность. Сочи в этом смыс­ле – вол­шеб­ное место. До на­зна­че­ния в Хо­стин­ский суд я ра­бо­тал в Усть-Ла­бин­ском рай­он­ном суде Крас­но­дар­ско­го края. Видел там нищих, бед­ных судей, до­стой­ных вся­че­ско­го по­чте­ния и ува­же­ния. Когда попал в Сочи и уви­дел су­дей­ские особ­ня­ки по во­семь мил­ли­о­нов дол­ла­ров, пер­вые два года не мог прий­ти в себя.

– Рас­ска­жи­те, а как во­об­ще на­зна­ча­ют­ся судьи?
– Со­глас­но Кон­сти­ту­ции судья на­зна­ча­ет­ся пре­зи­ден­том. Мое удо­сто­ве­ре­ние под­пи­сы­вал Вла­ди­мир Вла­ди­ми­ро­вич Путин – самый ува­жа­е­мый мною че­ло­век. Они с Дмит­ри­ем Ана­то­лье­ви­чем Мед­ве­де­вым при­ни­ма­ют ком­плекс­ные меры по борь­бе с кор­руп­ци­ей, в том числе и в су­деб­ных ор­га­нах. Од­на­ко пре­зи­дент и пре­мьер-ми­нистр не в со­сто­я­нии встре­чать­ся с каж­дым и лично ре­шать все про­бле­мы, воз­ни­ка­ю­щие в жизни об­ще­ства и стра­ны, они до­ве­ря­ют тем людям, ко­то­рые носят на­име­но­ва­ние «пра­во­охра­ни­те­лей» и тем бу­ма­гам, ко­то­рые со­би­ра­ют в от­но­ше­нии кан­ди­да­та про­ку­рор рай­о­на, на­чаль­ник по­ли­ции, на­чаль­ни­ки ФСБ, на­ло­го­вой ин­спек­ции и та­мож­ни. Любой кан­ди­дат на долж­ность судьи дол­жен прой­ти это сито. А в чем за­клю­ча­ет­ся про­вер­ка? Ты дол­жен прий­ти к ним на по­клон и, по сути, из­на­чаль­но по­пасть в за­ви­си­мое по­ло­же­ние от всех этих лиц. Я счи­таю, судей долж­на из­би­рать об­ще­ствен­ность, как это было в СССР. Судья дол­жен быть че­стью и со­ве­стью этих людей, быть ча­стью того об­ще­ства, ко­то­рое ждёт от него пра­во­су­дия, ведь они судь­бы ему свои до­ве­ря­ют. А сей­час по­лу­ча­ет­ся, что судья про­сто при­шел на ра­бо­ту за­ра­ба­ты­вать день­ги. Маль­чик с крас­ным ди­пло­мом юри­ди­че­ско­го фа­куль­те­та ни­ко­гда не ста­нет су­дьей, по­сколь­ку су­дей­ские ман­тии, в тех же пят­нах, стали пе­ре­да­вать­ся от по­ко­ле­ния к по­ко­ле­нию с теми про­бле­ма­ми, бо­лез­ня­ми и взгля­да­ми на жизнь про­сто­го че­ло­ве­ка. Стихи за­клю­чен­но­го про Но­ви­ко­ва Стихи за­клю­чен­но­го про Но­ви­ко­ва

– Так в чем же все дело? В за­ко­нах?
– У нас пре­крас­ные за­ко­ны, толь­ко их никто не знает, а при­ме­ня­ют в за­ви­си­мо­сти от на­стро­е­ния, по­го­ды и вспы­шек на Солн­це. Их тол­ку­ют судьи и пра­во­охра­ни­тель­ная си­сте­ма. И по­ни­ма­ние за­ко­на очень часто от­ли­ча­ет­ся у каж­до­го из них. А уж про­стой граж­да­нин во­об­ще все видит по-дру­го­му! У нас от­сут­ству­ет еди­но­об­ра­зие су­деб­ной прак­ти­ки. Се­год­ня вы при­де­те с иском и по­лу­чи­те его удо­вле­тво­ре­ние. Зав­тра с ним же по­лу­чи­те пол­ный отказ. При со­вер­шен­но оди­на­ко­вых усло­ви­ях люди по­лу­ча­ют раз­лич­ные ре­ше­ния. О чем это го­во­рит? Об от­сут­ствии ра­вен­ства перед за­ко­ном и судом.

– Сей­час вы опять судья. Вер­хов­ный суд при­знал, что все дела, воз­буж­ден­ные про­тив вас, не имеют юри­ди­че­ской силы. Хеп­пи-энд?
– Вы по­ни­ма­е­те, на войну со мной эти жу­ли­ки по­тра­ти­ли уже около 15 млн дол­ла­ров. Убить было бы де­шев­ле, но сей­час уже позд­но. Слиш­ком уж оче­вид­но, кому это будет вы­год­но. При­во­зи­ли из Моск­вы са­мо­го Алек­сея Пи­ма­но­ва, ав­то­ра пе­ре­да­чи «Че­ло­век и закон», чтобы тот со­стря­пал про­тив меня лжи­вый сюжет. Его при­ни­мал по­мощ­ник од­но­го из мест­ных судей Эду­ард Ка­го­сян. Лично возил по го­ро­ду на белом «май­ба­хе». А вско­ре, после того, как мне в про­шлом году офи­ци­аль­но вер­ну­ли ман­тию судьи, гос­по­ди­на Ка­го­ся­на рас­стре­ля­ли в цен­тре Сочи. По ТВ по­сто­ян­но по­ка­зы­ва­ли его мно­го­чис­лен­ные двор­цы, яхту, ма­ши­ны: «май­бах», «фер­ра­ри», «бент­ли», «порше». И прямо на­зы­ва­ли уби­ен­но­го кри­ми­наль­ным ав­то­ри­те­том по клич­ке «Ка­рась». Ненуж­ный сви­де­тель за­мол­чал на­ве­ки, но я-то на сво­бо­де! По­это­му они про­дол­жа­ют па­ко­стить, как могут.

– На­при­мер?
– Да вот, по­жа­луй­ста! В Сочи много про­хо­дим­цев, ко­то­рые меч­та­ют за­по­лу­чить «зо­ло­тые» чер­но­мор­ские сотки. Один такой де­я­тель по под­лож­ным до­ку­мен­там от­гро­хал се­ми­этаж­ное зда­ние с на­ру­ше­ни­ем всех мыс­ли­мых норм без­опас­но­сти. Мой кол­ле­га, мест­ный судья, при­знал стро­и­тель­ство неза­кон­ным. А я, опи­ра­ясь на его вер­дикт, вынес ре­ше­ние о воз­ло­же­нии обя­зан­но­сти фи­нан­си­ро­ва­ния сноса на са­мо­воль­но­го за­строй­щи­ка. Пред­ставь­те себе: это яви­лось ос­но­ва­ни­ем для воз­буж­де­ния но­во­го уго­лов­но­го дела про­тив меня! Разве можно пред­ста­вить, чтобы на Крас­ной пло­ща­ди или любой дру­гой пло­ща­ди Моск­вы кто-ни­будь без про­ек­та и раз­ре­ше­ния, без права на землю по­стро­ил се­ми­этаж­ное зда­ние и начал про­да­вать там квар­ти­ры?! По­ра­зи­тель­но, что на одном из вы­ступ­ле­ний перед су­дей­ским со­об­ще­ством сам гу­бер­на­тор Тка­чев вдруг вы­ска­зал­ся в под­держ­ку этого моего ре­ше­ния! Ви­ди­мо, не до­ло­жи­ли, кто его при­ни­мал…

– А кто на вас за­во­дит дела, не по­ни­маю? Ведь про­ку­ра­ту­ра Рос­сии под­дер­жа­ла все ваши жа­ло­бы.
– Со­труд­ни­ки крас­но­дар­ско­го След­ствен­но­го Ко­ми­те­та. Есть там такой то­ва­рищ Ар­сланг Ха­зи­ков, ру­ко­во­ди­тель от­де­ла по рас­сле­до­ва­нию особо важ­ных дел. Обе­щал лично ли­шить меня от­ли­чи­тель­но­го по­ло­во­го при­зна­ка. И даже пы­тал­ся про­де­лы­вать ка­кие-то ин­тим­ные ма­ни­пу­ля­ции в со­от­вет­ству­ю­щей об­ла­сти моего тела вме­сте со своим замом Ду­бо­ви­ком. По этому по­во­ду я на­пи­сал офи­ци­аль­ное пись­мо, где за­явил, что его при­кос­но­ве­ния «глу­бо­ко оскор­би­тель­ны». Пред­ставь­те какие они де­ла­ют ма­ни­пу­ля­ции с про­сты­ми лю­дь­ми, на­смот­рев­ши­ми­ся филь­мов про чест­ных и неза­ви­си­мых сле­до­ва­те­лей! Для рас­сле­до­ва­ния дел, фи­гу­ран­та­ми ко­то­рых яв­ля­ют­ся силь­ные мира сего – гу­бер­на­то­ры, судьи, про­ку­ро­ры, со­труд­ни­ки ФСБ, тре­бу­ет­ся не толь­ко сме­лость. К со­жа­ле­нию, от­сут­ству­ет под­лин­ный ме­ха­низм за­щи­ты права че­ло­ве­ка. Если к вам при­ш­ла беда, го­товь­тесь, что это ста­нет смыс­лом и со­дер­жа­ни­ем вашей жизни на мно­гие годы. Вашей ос­нов­ной ра­бо­той. Путин в одном из своих ин­тер­вью верно под­ме­тил, что в Рос­сии обыч­ный граж­да­нин, когда видит по­ли­цей­ско­го, ста­ра­ет­ся пе­рей­ти на дру­гую сто­ро­ну до­ро­ги. Для них со­труд­ни­ки пра­во­охра­ни­тель­ной си­сте­мы яв­ля­ют­ся ис­точ­ни­ком опас­но­сти.

– Но в чем ко­рысть ваших ны­неш­них го­ни­те­лей?
– В моём деле ру­ко­вод­ство след­ствен­но­го от­де­ла меч­та­ет за­по­лу­чить су­дей­ские ман­тии. Но если они уста­но­вят ис­ти­ну – по­стра­да­ют вы­со­кие по­кро­ви­те­ли, а тогда – про­щай су­дей­ская непри­кос­но­вен­ность. Кто такие сле­до­ва­те­ли со­вре­мен­ной Рос­сии? Офор­ми­те­ли воли своих ру­ко­во­ди­те­лей. Я бук­валь­но вос­при­нял при­зыв пре­зи­ден­та о необ­хо­ди­мо­сти про­ти­во­сто­я­ния кор­руп­ции на ме­стах. Ведь укры­ва­тель­ство – это пре­ступ­ле­ние тоже! А по­то­му снова офи­ци­аль­но за­яв­ляю: се­год­ня на тер­ри­то­рии Ку­ба­ни в сго­во­ре с ря­до­вы­ми опе­ра­тив­ни­ка­ми ФСБ дей­ству­ет след­ствен­но-про­ку­рор­ская банда под при­кры­ти­ем «своих» судей. Ха­зи­ко­вым из мест­но­го След­ствен­но­го Ко­ми­те­та ве­дёт­ся ра­бо­та по со­кры­тию сотен пре­ступ­ле­ний. Ута­и­ва­ют­ся факты мил­ли­ард­ных хи­ще­ний Олим­пий­ско­го бюд­же­та. И всё – в угоду силь­ным мира сего. Ни одно моё за­яв­ле­ние о пре­ступ­ле­ни­ях даже не ре­ги­стри­ру­ет­ся. Экс­пер­ти­зы, ко­то­рые легко могли бы вы­ве­сти на чи­стую воду «зо­ло­тую олим­пий­скую банду» во главе с со­чин­ски­ми су­дья­ми и мест­ны­ми опе­ра­тив­ни­ка­ми ФСБ (под­лин­ны­ми хо­зя­е­ва­ми го­ро­да), не на­зна­ча­ют­ся.

– Дмит­рий Вла­ди­ми­ро­вич, есть ли на­деж­да на вос­ста­нов­ле­ние спра­вед­ли­во­сти?
– Я готов в любое время дать ис­чер­пы­ва­ю­щие по­ка­за­ния по делу об ущер­бе го­су­дар­ству на сто мил­ли­о­нов дол­ла­ров. Толь­ко неко­му. Про­сто пока никто не ре­ша­ет­ся их вы­слу­ши­вать. Но, учи­ты­вая ат­мо­сфе­ру в стране, уве­рен – рано или позд­но смель­ча­ки най­дут­ся. И тогда неко­то­рое ко­ли­че­ство со­чин­ских мил­ли­о­не­ров в по­го­нах и ман­ти­ях обя­за­тель­но уви­дят небо в кле­точ­ку, а своих кол­лег и спо­движ­ни­ков из след­ствен­но­го ко­ми­те­та в по­ло­соч­ку. Прав­да в том, что в нашей стране бо­ят­ся не за­ко­на, а главу го­су­дар­ства. По­это­му глав­ной моей целью яв­ля­ет­ся при­вле­че­ние вни­ма­ния к моим об­ра­ще­ни­ям не со­труд­ни­ков ад­ми­ни­стра­ции пре­зи­ден­та РФ – смаз­ли­вых маль­чи­ков 21 – 23 лет из об­ще­ствен­ной при­ем­ной, а имен­но пре­зи­ден­та Рос­сии, ко­то­рый в по­след­нее время раз­вер­нул ре­ши­тель­ную борь­бу с кор­руп­ци­ей. Счи­таю не толь­ко своим дол­гом, но и че­стью для себя по­мочь га­ран­ту Кон­сти­ту­ции в таком небла­го­дар­ном и опас­ном деле.

Ва­си­лий МИ­ХАЙ­ЛОВ.

Источник: http://www.newlookmedia.ru/?p=27433
© Издательский Дом «Новый Взгляд»

_________________
Александр.
avatar
amalex
Admin

Сообщения : 4903
Дата регистрации : 2011-02-10
Откуда : Москва

Посмотреть профиль

Вернуться к началу Перейти вниз

Предыдущая тема Следующая тема Вернуться к началу


 
Права доступа к этому форуму:
Вы не можете отвечать на сообщения